Баннер 
LBE >> 
List Banner Exchange
Первая тайна Великой Отечественной Войны

Создание оси Рим-Берлин-Москва-Токио

Итак, по крайней мере с весны тридцать девятого, а, возможно, и раньше между Германией и СССР был заключен секретный договор или какой-то иной вид секретного сговора. Именно это дает нам полную корреляцию с уничтожением руководящих кадров Красной Армии. Ибо без такого рода сговора на этот шаг Сталин никак не смог бы пойти. Как можно было бы на это решиться, если на западной границе, пусть даже не в прямом контакте, стоит враждебная армия. Лишь в условиях обеспеченной военной безопасности, которую давал секретный сговор с Гитлером, Сталин мог предпринять тотальный разгром военных кадров. Само уничтожение военных кадров отнюдь не было неким маниакальным деянием одержимого убийцы, оно непосредственно инспирировалось этим сговором.
Действительно, после длительной политической линии на противоборство с фашизмом, которая имело место все тридцатые годы, политической линии, находящей абсолютную поддержку советского народа сверху донизу, крутой поворот политической линии мог бы вызвать оппозицию, прежде всего в армии. Смена образа врага для армии необычайно мучительная и сложная акция и, прежде всего в психологическом плане. Отечественная война показала, как мучительно это происходит даже в ходе самих военных действий. Вот почему, прежде чем делать такой поворот явным, необходимо было уничтожить главный очаг возможной оппозиции – комсостав Красной Армии. И это и было сделано в тридцать девятом как раз перед «визуализацией» этого сговора в виде пакта Молотова-Риббентропа. Известно, какой шок, какое потрясение он вызвал в стране, несмотря на полное подавление всякой свободной мысли. Даже в воспоминаниях Генерального Секретаря ЦК КПСС Л.И.Брежнева видно, что даже средний партаппарат, не говоря уж о народных массах, не мог понять смысла и целесообразности такого поворота, все считали, что это какой-то хитрый и непонятный для простых смертных трюк корифея с целью обмануть Гитлера, но что война с фашистской Германией неизбежна – в этом ни у кого не было сомнений.
Думал ли так Сталин? Конечно, нет. Наоборот. Ведь в противном случае это была бы просто безумная политика, а уж в чем-чем, а в безумии Сталина упрекнуть трудно, дать возможность усилиться своему вероятному противнику, более того, активно способствовать такому усилению. Гораздо легче было бы Германию остановить или нейтрализовать в тридцать девятом году в союзе с мировой демократией – Англией и Францией.
Связь между тайным сговором Сталин-Гитлер и уничтожением комсостава армии просматривается еще и в таком факте, что в дьявольской интриге против Тухачевского, как известно, совместно участвовали НКВД и германская разведка. Из наличия этого сговора следует вполне закономерно, что особенно сокрушительный удар репрессий обрушился на тех, кто уже участвовал в борьбе с фашизмом – на участников гражданской войны в Испании, на разведчиков, действовавших по линии НКВД, ГРУ, Коминтерна, на все антифашистские силы.
Но был еще один участник оси – Япония. И она явно не желала включения СССР в блок Германия-Италия-Япония. Причина тут вполне понятна. Интересы СССР и Японии сильно пересекались, особенно в Китае. Жива еще была память японцев о столкновении с Россией в начале века, еще жгло память воспоминание об «украденной победе» в результате заключенного С.Ю.Витте при посредничестве американцев Портсмутском мирном договоре, расцененный в Японии как подлинный акт национального предательство, результатом чего была казнь руководителя японской делегации на этих переговорах. И события на Халхин-Голе, по всей видимости, как раз и были попыткой Японии противодействовать включению Советского Союза в эту ось. Однако под нажимом Германии, а также ввиду военных неуспехов и потерь, Япония была вынуждена прекратить эту акцию, которая сама по себе не имела смысла, если учесть, что перед Японией лежал куда более лакомый кусок Китая, еще не завоеванный до конца, лежали богатые тихоокеанские районы возможной экспансии, по сравнению с которыми бесплодные пустыни Монголии выглядели жалко и малопривлекательно. Ей пришлось смириться с фактическим включением в эту ось СССР, что и выразилось, в конце концов, заключением между Японией и СССР акта о ненападении по типу пакта Молотов-Риббентроп.
Итак, к осени тридцать девятого года ось Рим-Берлин-Москва-Токио волне оформилась, и Вторая мировая война с этого момента стала неотвратимой.
 <<< Оглавление Главная страница Гостевая Дальше >>>