Баннер 
LBE >> 
List Banner Exchange
Первая тайна Великой Отечественной Войны

Военная пауза сорокового –сорок первого годов

Но неожиданно с июля сорокового года вдруг, как по мановению волшебной палочки, прекращается всякая военная активность Красной Армии. Вплоть до начала Великой Отечественной войны в течение целого года Красная Армия не делает ни одного выстрела, не участвует ни в одном, даже самом ничтожном вооруженном конфликте. Если мы вспомним предшествующие времена бурной военной активности, то это выглядит более чем поразительно. СССР вдруг добровольно и без всякого внешнего повода фактически выходит из Второй мировой войны, той самой войны, которая как раз и должна была привести к победе социализма во всем мире. Загадочно, не правда ли?
Характерно, что по времени точно коррелируются два факта? Выход СССР из Второй мировой войны, прекращение военной активности Красной Армии и начало разработки плана Барбаросса (правда, поначалу он так не назывался). Именно в июле сорокового года Гитлер подписывает директиву о разработке плана войны против СССР, причем плана именно молниеносной войны. И именно с этого времени в Красной Армии начинается странный этап, который невозможно назвать иначе как этап планового снижения ее боеспособности. Важно отметить, что не ликвидации армии, не сокращение ее, а именно снижения ее боеспособности, причем явно временного.
Чтобы не быть голословными, приведем характерные примеры. В области вооружений были разработаны новые модели танков (Т-34, КВ), самолетов (ЯК-3), пушек, стрелкового оружия, в том числе и автоматического. Но они не пускаются в серии. Наиболее эффективные виды вооружений, зарекомендовавшие себя в финскую войну и на Халхин-Голе, снимались с вооружения. Такая судьба постигла противотанковые пушки. По личному распоряжению Сталина были сняты с производства 76-мм полковые и дивизионные пушки, пулеметы и автоматы. В спешном порядке проводится разоружение и снос укрепрайонов на старой государственной границе – знаменитой «линии Сталина», считавшейся непроходимой, созданной под руководством выдающегося военного инженера генерала Карбышева. В то же время сооружение укрепрайонов на новой границе велось на уровне саботажа. По личному приказу Берии большинство аэродромов в приграничной полосе под видом их модернизации было просто перекопано, что привело к тому, что к началу войны вся авиация оказалась сосредоточенной на небольшом количестве аэродромов у самой границы, на которых она попала под бомбовый удар в первые же мгновения войны и была уничтожена.
Но особенно хитроумно была проведена операция по уменьшению боеготовности личного состава Красной Армии. Осенью сорокового года была проведена демобилизация отслуживших возрастов. Но одновременно было резко, вдвое увеличен призыв в Красную Армию. Надо сказать, что «великая мобилизация» весны сорокового года до сих пор остается одной из самых загадочных страниц нашей предвоенной истории, о которой советская историческая наука старается почти не говорить. А ведь по своим масштабам это была подлинно военная мобилизация. Для чего, спрашивается, необходимо ее было проводить, если ни СССР, ни на кого не собирался нападать, ни на СССР, как утверждал сам Сталин, никто не собирался идти войной. Характерно, что в своих мемуарах маршал Георгий Жуков, который был в это время начальником генштаба, ничего об этой «великой мобилизации» не говорит и никакого объяснения ее военных целей не дает, хотя уж кому-кому, а ему-то было что сказать о ней.
Сама мобилизация была сильно затянута, в войска свежие поступления стали поступать лишь с весны сорок первого года. Ввиду резкого увеличения численности армии старые кадровые части были расформированы, подверглась коренному изменению вся структура армии, были созданы многочисленные новые воинские части и подразделения, которые пополнялись необученными новобранцами, почти полностью растворив в своей необученной массе подготовленные воинские кадры и контингенты.
Одновременно в армию почти перестали поставляться боеприпасы, горючее, запасные части, что привело почти к полному свертыванию военно-учебной работы в практических условиях. Так по западным военным округам механики водители танков имели к началу войны всего 1.5 – 2-х часовую подготовку в практике вождения, летный состав имел летную практику в объеме от 4 до 15 часов за весь сорок первый год. Можно сказать, что к началу войны Красная Армия была превращена в необученную и безоружную гигантскую людскую массу, весь военный багаж которой составляли только знания уставов и политграмоты.
Были расформированы бронетанковые корпуса. По личному указанию Берии было запрещено открывать огонь по нарушителям воздушного пространства, в результате чего западные районы страны превратились в открыто просматриваемое пространство. Над территорией Украины и Белоруссии с октября 1939 года до начала войны лишь по официальным данным немецкие самолеты появлялись более 500 раз.
С мая 1941 года началась гигантская передислокация войск. Практически все войска, начиная от Урала, стягивались к западной границе, размещаясь при этом в самых странных местах, вдали от дорог и танкоопасных направлений - направлений возможного вторжения  танковых армад противника, вдали от баз снабжения. Войска, имевшие стационарные военные базы в приграничных районах, непосредственно перед началом войны были выведены в полевые лагеря.
Гигантская передислокация потребовала использования большей части подвижного состава железных дорог, в результате чего народное хозяйство страны весной и летом сорок перового года было практически парализовано.
Очень «остроумно» было найдено решение об использовании обратных маршрутов от западной границы внутрь страны. Чтобы не гонять составы порожняком, эти же самые эшелоны, которые подвозили к границе войска, обратно отправлялись загруженные тысячами жителей Прибалтики, Западной Украины и Белоруссии. Этим самым Сталин решал далеко вперед продуманную программу вывоза населения – рабочей силы – из тех областей, которыми вероятно, пришлось бы пожертвовать, которые, видимо, должны были отойти к Германии.
Первый срок начала военных действий Гитлер установил на май 1941 года. Но неожиданно он отменяет этот срок и переносит его на более позднее время – конец июня. Почему? Может он боялся, что Красная Армия еще недостаточно разоружена? И как раз в это время, на первый взгляд ни с того, ни с сего, происходит чрезвычайно знаменательное событие – Сталин лично возглавляет все управление страной, назначая себя Председателем Совета Министров СССР. Опять необычайно характерная корреляция. Наступали решающие события, и, чтобы их ускорить, Сталин открыто вступает в эту зловещую игру, понимая, что для предстоящих событий даже авторитета Молотова, как Председателя Совета Министров, будет уже недостаточно.
И, наконец, перед самым началом военных действий уже последний аккорд незамаскированного предательства – знаменитое «заявление ТАСС» от 14 июня 1941 года, за неделю до вторжения, где уже прямо, открытым текстом, для тех, кого это касается, говорится, что «не только СССР, но и Германия неуклонно (разрядка моя – В.Ю .) соблюдают условия советско-германского договора о ненападении. Фактически, это было прямым указанием  всем-всем-всем, что любые последующие действия соответствуют этому договору, в том числе, надо понимать, и прямое вторжение вермахта в страну. Руководство армии почти открыто предупреждалось о недопустимости противодействия возможному вторжению противника на территорию страны.
Но у Заявления была и вторая часть, о которой почти не упоминается. В этой части говорилось, что слухи о готовящемся вторжении Красной Армии на территорию германского рейха, являются ничем не обоснованными. На этот момент не обращают внимания. А смысл его также чрезвычайно серьезен, ибо ничто этом заявлении не было «пустым звуком».
Ясно, что эта часть Заявления предназначалась для других ушей, чем уши советских людей. Пусть бы они только осмелились распространять такие слухи! Спрашивается, кто же был адресатом этой части Заявления? Ясно, что «мировая общественность», которая большей частью была втянута в войну с Германией, а существенная часть была вообще оккупирована ею, вряд ли могла интересовать Сталина. Значит, адресатом мог быть только сам Гитлер. И понимать это надо было так, что все подготовлено для осуществления, якобы, вторжения. Ведь с точки зрения военных, участвовавших в передислокации войск к границе, цель ее могла быть только одна – вторжение Красной Армии на сопредельную территорию. Фактически, этим заявлением Сталин дал Гитлеру сигнал «Над Испанией чистое небо», по которому начался франкистский мятеж в Испании.
Чрезвычайно интересно внимательно рассмотреть дислокацию развертывания сил Красной Армии и армии вермахта перед вторжением. Если внимательно приглядеться, то легко заметить странность ее. Дислокация сил антисимметрична. На противоположных участках границы, где развернуты силы вермахта, советских войск почти нет. Но там, где развернуты советские войска, почти нет сил вермахта. Если такую карту посмотреть в цветной раскраске, то вид будет просто удивительным. Почти наглядно видно сопряжение позиций противостоящих войск, как будто развертывание осуществлялось по единому плану.
Но какому? Кто же собирался на кого нападать?
И более детальный анализ позволяет выяснить это с полной достоверностью. Ведь между СССР и прилегающими территориями имеется не так уж много направлений для вторжения. Значительная часть границы пролегает по лесам, болотам, бездорожьям. Мест с хорошими условиями для преодоления границы моторизованными воинскими частями не так уж и много.
И приглядевшись, мы увидим, что вблизи всех этих мест были развернуты части вермахта. А Красная армия развернута в тех районах границы, где отсутствуют условия преодоления границы механизированными частями.
Если бы Красная Армия всей своей громадной массой была развернута в окрестностях удобных направлений прорыва границы, то армия вермахта просто увязла бы в этой массе войск даже при отсутствии активного противодействия вторжению. Но, как известно, армия вермахта практически не встретила на путях вторжения сил Красной Армии и смогла буквально в считанные дни выйти на оперативный     простор. Спрашивается, где же была многомиллионная отмобилизованная Красная Армия, если ее немцы даже не заметили? А она была размещена в лесах, болотах, вдали от дорог. Даже постоянно дислоцирующиеся вдоль границы в опасных направлениях войска были заблаговременно выведены в так называемые полевые лагеря. Техника вся была поставлена на склады и специальные площадки, боеприпасы были также отделены от военной техники и размещены на складах. А личный состав армии получил увольнительную на ночь вторжения, причем впервые за много месяцев. Вот такой прием устроили вермахту некие силы 22 июня 1941 года. И в первые дни вторжения у всех военных мысль о предательстве была всеобщей. Затем за громадными испытаниями, а потом и победами она забылась.
Таким образом, вся предыстория Великой Отечественной войны однозначно и недвусмысленно свидетельствует о чрезвычайно энергично и целеустремленно проводимой Сталиным и его самым ближайшим окружением политики, направленной на молниеносное поражение Красной Армии под ударами вермахта. Важно отметить глубокую законспирированность этого «заговора», в него был посвящен самый узкий круг лиц из самого ближайшего окружения Сталина, все было тщательно законспирировано не только от народа и партии, но даже от большей части правительства страны, значительнейшая часть которого сопротивлялась этой деятельности, несмотря на угрозу даже собственной жизни. Показательна позиция наркома вооружений Ванникова, который всеми силами сопротивлялся «безумным» распоряжениям Сталина, например, о полной ликвидации производства автоматического стрелкового оружия, в результате чего перед самой войной был арестован и лишь после начала войны был выпущен из когтей бериевского монстра КГБ.
 <<< Оглавление Главная страница Гостевая Дальше >>>