Россия в мировой финансовой системе

В.М.Юровицкий[1]

Проблемы мировой финансовой системы в настоящее время привлекают внимание широкой публики и специалистов. Это связано с серьезными изменениями, происходящими в этой области. Из сферы мировой финансовой системы исходят разнообразные вызовы, угрожающие безопасности многих стран, в том числе и России. Все это требует государственного реагирования, причем именно совместные действия стран Содружества могут оказаться существенно более эффективными, чем разрозненные и нескоординированные.

Но для того, чтобы понять сущность этих действий надо более тщательно понять  основы современной мировой финансовой системы (мирового финансового порядка).

Основы современной мировой финансовой системы

Мировая финансовая система основана на двух главных принципах.

1.      На мировом пространстве не существует конституциированной денежной системы, т.е. денежной системы, основанной на обязательных для всех стран законах или договорах. Используемые в настоящее время на мировом пространстве денежные средства, такие как доллар или евро,  де-юре есть чисто национальные деньги, международный статус которых не подкреплен никакими международными договорами.

Это существенно отличает наше время от предшествующих времен. Во времена золотомонетного стандарта мировыми, де-факто и де-юре, являлись любые национальные монетные золотые деньги, причем взаимоотношения между различными валютами  определялись по весу содержащегося в них золота.

В послевоенный период до семидесятых годов доллар как мировая валюта имел конституциированный характер. Этот характер ему придавали Бреттон-Вудские соглашения, придавшие доллару характер мировой валюты. Но в семидесятые годы это соглашение было дезавуировано, и в настоящее время ни одна национальная валюта не имеет официально признанного международного характера. Доллар, евро, отчасти иена, британский фунт стерлингов и швейцарский франк используются как мировые деньги по факту, но не по закону или по международно-договорным отношениям.

 Это вызывает определенные проблемы. Отсутствие международных договоров и соглашений в области использования национальных валют в качестве мировых денег приводит к тому, что государства-резиденты мировых валют не имеют перед мировым сообществом, использующим эти деньги, никаких зафиксированных на договорном уровне обязательств. Они могут действовать в финансовой сфере, руководствуясь сугубо национальными интересами, а вызываемые этими действиями последствия для других стран и народов они могут учитывать, а могут и не учитывать. Никаких обязательств и принуждений к этому в настоящее время не существует.

Но и иные государства, де-юре, свободны в своих действиях (или бездействиях) по отношению к этим валютам. Например, не существует  международных договоров, которые бы требовали от всех государств защиты наличных (бумажных) денег иных государств. Например, осуществлять действия, направленные против фальшивомонетничества нерезидентных денег на территории страны, преследовать и карать лиц, занимающихся фальшивомонетничеством нерезидентных валют. И это вполне понятно. Ведь в настоящее время существует более двухсот суверенных государств, являющихся в международно-правовом плане равноправными. И защищать валюты всех этих государств просто физически невозможно. И потому та защита, которую оказывают деньгам некоторых государств или объединений государств − США, ЕС и др. − есть дело сугубо добровольное этих государств, от чего в принципе любое из них может в любое время отказаться либо представлять такую защиту только на паритетной основе. Максимум, что могут потребовать США или Европа в сфере защиты своих бумажных денег от других стран − это предоставление таковой на базе законов по защите интеллектуальной собственности. Но понятно, что это очень слабый уровень защиты, который несопоставим с представляемой добровольно большинством стран защиты по законам против фальшивомонетничества национальных денег. Таким образом, возможность снятие защиты с нерезидентных денег с возможностью весьма серьезных последствий для национального и международного денежного обращения денег, используемых в качестве мировых, есть оборотная сторона медали неконституциированных национально-мировых денежных средств. Это момент отметил Президент России Д.А.Медведев в виде понятия «национального эгоизма».

2.      Особенностью мировой денежной системы двадцатого и текущего века является разделение национальных валют по «сортам».  Таких сортов три.

Первый сорт есть национально-мировые валюты. Это национальные деньги, используемые в качестве мировых денег. Таких, фактически, пять: доллар США, евро, британский фунт стерлингов, японская иена, швейцарский франк. Государство − эмитент этих денег может выходить на мировые товарные и финансовые рынки своими национальными деньгами, которые оно же и эмитирует, т.е. создает «из ничего».

Деньги второго сорта − это деньги, которые сами по себе на мировых товарных и финансовых рынках не используются, но они могут быть обменены на мировые деньги на мировом валютном рынке − рынке «ФОРЕКС». Таким образом, владельцам этих денег достаточно создать, сэмитировать национальные деньги, а затем их обменять на мировые. Таким образом по своим свойствам эти деньги близки к деньгам первого сорта. Часто эти два сорта денег объединяют под единым названием «свободно конвертируемых валют» − СКВ. К государствам с СКВ относятся все государства так называемого «золотого миллиарда».

Все остальные валюты. Деньги этих государств на валютном рынке не котируются. Причем в этот класс валют относятся как свободно внутренне конвертируемые валюты (например, деньги РФ), так и валюты стран с нековертируемыми валютами или с валютами с жесткой регламентацией и управлением процессом конвертации (валюта СССР, в настоящее время валюты КНДР, Туркмении и т.д.).

Но для выхода на мировые товарные и финансовые рынки и этим государствам нужны мировые деньги. Откуда они их берут? Они не могут использовать собственные деньги. Не могут взять их с мирового валютного рынка. Они могут получить их только на  мировом товарном рынке. Т.е. им надо продать на мировом товарном рынке плоды своего труда или ресурсы, получить на этом рынке мировые валютные средства, которые и использовать в дальнейшем в мировом экономическом процессе. Более того, нынешняя мировая финансовая система  требует создания у этих стран специальных банковских резервов мировых валют. Таким образом, мы видим, какое громадное неравноправие стран создает нынешняя мировая финансовая система – мировой финансовый порядок. К странам с валютой этого типа относятся слаборазвитые и развивающиеся страны, а также, так называемые, страны с переходной экономикой. Все эти страны принято объединять под названием «страны третьего мира» («второй мир» − мир социалистических стран − практически исчез в ходе всемирной политической революции девяностых годов).

Таким образом, мир поделен на высокоразвитые страны − ВРС и страны третьего мира − СТМ. Конечно, грань между этими странами не абсолютно четкая, она размыта и имеются некоторые промежуточные страны. Россия и все страны Содружества независимых государств автоматически оказались при распаде СССР в лагере СТМ.

Все нерезидентные деньги, находящиеся в странах третьего мира, все денежные средства, находящиеся в высокоразвитых странах и принадлежащие финансовым лицам из СТМ и представляют стоимостное выражение тех продуктов и ресурсов, что отданы фактически безвозмездно развивающимися странами высокоразвитым. Объем этих средств огромен. По приблизительным оценкам он составляет величину порядка 100 000 000 0000 0000 (сто триллионов) долларов США. Именно таковая цена высокого уровня жизни стран золотого миллиарда, такова цена эксплуатации стран третьего мира высокоразвитыми с помощью механизма мировых финансов. Создан этот механизм эксплуатации во время и после Второй мировой войны. Причем образцом для него послужила финансовая система оккупационных денег, разработанная фашистской Германией с целью эксплуатации покоренных территорий.

Нынешняя мировая финансовая система получила название Ямайской валютной системы. За последние столетия Европа, а затем и все мировое сообщество прошло целый ряд мировых валютных систем − Парижскую, Лозаннскую (послеверсальскую), Бреттон-Вудскую. Нынешняя мировая финансовая система также не вечна. И в настоящее  время уже начинаются дискуссии по вопросу о том, какая новая мировая финансовая система должна придти на смену нынешней. Эти обсуждения приобрели особую значимость в связи с тем, что столп современной финансовой системы − доллар США − начал шататься и может обрушиться, развалив не только сами Соединенные Штаты, но и всю нынешнюю мировую финансовую систему, под обломками которой могут оказаться государства и целые континенты. Это может быть куда масштабнее и страшнее, чем Великая депрессия тридцатых годов прошлого века, только в США, по некоторым данным, унесшая около 10 миллионов жизней.

Тем ни мменее в данной статье мы не будем заниматься проблемами изменения мировой финансовой системы. Наша цель скромнее. Мировая финансовая система и перед Россией, и перед другими странами Содружества ставит проблемы и создает вызовы, на которые надо дать соответствующий ответ. Этим вызовам и возможным ответам на них и посвящена дальнейшая часть работы. Причем часть этих вызовов может приниматься странами индивидуально, а некоторые из этих вызовов требуют коллективного ответа.

Валютные риски

Ямайская валютная система основана не на одной национальной валюте, используемой в качестве мировой, а на ряде национальных, а в настоящее время и региональных, валют. Это доллар США, евро Европейского Союза, в меньшей степени японская иена, британский фунт стерлингов и швейцарский франк.

Ввиду их национального характера, взамоотношения между этими валютами подвержены изменениям в связи с экономическими, политическими и иными процессами, идущими в этих странах. Таким образом, соотношения между мировыми валютами обладают достаточно сильной волатильностью (изменчивостью). Эта изменчивость создает специфические риски экономической деятельности − валютные риски. Например, фирма продала свои товары в за доллары в момент, когда доллар имел высокий курс, а когда пришла пора использовать эти доллары, курс их упал и фирма оказалась в убытке.

Существует способы страхования валютных рисков. Но все они достаточно сложны и часто сами являются источниками убытков. А для таких крупных владельцев валютных средств как бюджеты или центральные банки  убытки особенно чувствительны. Но и для отдельных физических и юридических лиц это есть проблема.

Можно ли создать систему автоматического страхования валютных рисков и одновременно уменьшить сами затраты на осуществление валютной деятельности?

Оказывается, можно. И эта система создана давно, причем создана она в Советском Союзе, советскими финансистами. А затем стала использоваться в таких финансовых структурах, как МВФ, ЕВС и других. Мы имеем в виду так называемые коллективные, иногда их называют корзинные, валюты. К корзинным валютам относится валюта МВФ – СПЗ,  ЭКЮ − учетная валюта ЕВС (до введения евро). Но первой корзинной валютой был так называемый «инвалютный рубль», используемый в СССР в качестве единой учетной валюты, в которую конвертировались все иные свободно конвертируемым валюты и которая конвертировалась во все СКВ.

Этот опыт СССР, Европы, МВФ стоит позаимствовать России и иным странам Содружества. Вместо множества мировых валют − доллара, евро, фунта стерлингов и др. создать единую коллективную валюту на базе всех валют, котируемых на мировом валютном рынке. В принципе можно было бы даже взять валюту МВФ СПЗ, так как она уже базируется на мировых валютах. Но лучше сделать собственную коллективную валюту. Назвать ее, к примеру, можно мировым денежным средством (МДС) с единицей «международная единица денег» (МЕД).

Аналогично тому, как происходила работа с инвалютным рублем, все свободно конвертируемые валюты по рассчитываемым Банком России курсам переводятся в МЕДы. Фактически, это те же самые у.е. В Российских банках могут быть денежные счета только в рублях и МЕДах.  Реальные же национально-мировые валюты − доллары, евро и т.д. находятся на корреспондентских счетах Банка России в иностранных банках. Коммерческие банки  уже не имеют выхода на зарубежные а имеют валютные счета в МЕДах только в Банке России. Конвертация реальных валют в МЕДы происходит при ввозе их в страну, обратная конвертация МЕДов в необходимую иностранную валюту − при выезде из страны. При этом никаких ограничений на конвертационный операции не накладываются.

МДС не выходят на мировой валютный рынок. Курсы конвертации реальных валют в МЕДы определяются чисто расчетным путем. Все это хорошо известно, это работало и с инвалютным рублем, и с ЭКЮ, сейчас работает с СПЗ.

Опора МДС на корзину валют резко уменьшает волатильность курсов валют в МЕДах, что как раз и способствует уменьшению валютных рисков. Резко уменьшаются конвертационные издержки. Ведь МДС можно конвертировать в любую валюту из перечня вне зависимости от того, какая валюта вносилась первоначально. И потому у клиентов есть возможность выбрать ту валюту, которая в том или ином случае, в тот или иной момент наиболее выгодна.

Наконец, то, что вся иностранная валюта собирается в единый центре − Банке России − резко повышает надежность самой валютной системы. Более того, теперь можно вообще отказаться от институции центробанковских резервов, т.е. валютных средств, находящихся в прямой собственности Банка России. Банк России является уже хранителем всех инвалютных средств всех финансовых лиц России, А это намного превышает величину его резервов, т.е. средств, принадлежащих Банку. Сущность банковских резервов стабилизировать внешнеэкономические расчеты. Но теперь они становятся стабильными в гораздо большей степени и потому собственные валютные средства Банку России просто без надобности. И сам институт банковских резервов, который есть ничто иное как замораживание денежных средств, становится ненужным.

При введении единой валюты и при отсутствии выхода коммерческих банков на иностранные валютную лицензию, т.е. право  работать с валютой, получают автоматически все банки России. Все клиенты получают автоматически право открытия валютного счета.

Итак, переход на единые международные денежные средств, на единую международную единицу денег резко уменьшает валютные риски, удешевляет работу с иностранными валютными средствами, делает более надежными валютные средства, позволяет отказаться от самого института центральнобанковских валютных резервов. Опыт использования данной технологии есть как в нашей стране (ннвалютный рубль в СССР), так и в странах Европы (ЭКЮ) и в Международном валютном фонде (СПЗ). Отметим, что коллективные валюты всегда являются безналичными. Таким образом, если будет принято решение о хранении валютных средств на территории России только в виде единой коллективной валюты, то это потребует одновременно запрета ввоза и хранения на территории России любых наличных иностранных денежных средств. Эти денежные средства можно использовать только за пределами страны.  

Голландская болезнь и ее «лечение»

Хорошо известна «голландская» болезнь. Ее причина − богатые природные ресурсы. Недаром иногда говорят о «проклятии природных ресурсов». Это звучит также нелепо, как говорить о «проклятии силы», «о проклятии красоты», о «проклятии ума» для людей. Почему же природные богатства, которыми надо гордиться и радоваться, вдруг становятся «проклятьем»?

На самом деле причины «голландской болезни» не в ресурсах, а в существующей мировой финансовой системе.

В чем проявляется эта «болезнь»? Если в стране большое количество ресурсов, например, нефти, газа, алмазов и т.д., которые страна продает за границу, то это приводит к наплыву в страну большого количества мировых денег. Но в стране используются внутренние, национальные деньги. Мировые деньги обмениваются на внутреннем валютном рынке. Но появление на валютном рынке большого количества валюты приводит к падению ее цены и, соответственно, растет «твердость» национальной валюты. Это, в свою очередь, приводит к повышению стоимости национального производства, которое благодаря этому становится неконкурентоспособным на мировом рынке. Внутренне производство стагнирует, страна переходит в разряд чисто сырьевых стран, обеспечивающих высокоразвитые страны ресурсами и сырьем, а полученные деньги проедающее закупками товаров у высокоразвитых стран. Этим самым ставятся пределы для выхода этих стран в разряд высокоразвитых.

Какие же рецепты предлагает западная наука для лечения этой «болезни». Конечно не прекращение или сокращение добычи этих ресурсов. А предлагается рецепт в виде сокращения поступления валютных средств в страну. Например, стерилизацией «лишних» денег. Другими словами, ресурсы вы продавайте, но вырученные деньги не ввозите в страну, а оставляйте на Западе. Пусть они лежат в западных банках, во всяких фондах, работающих на Западе и т.д.

Но что это значит, оставлять деньги на Западе? Это фактически означает: товар продавайте, а деньги не берите, т.е. фактически отдавайте даром. В крайнем случае, в кредит с неопределенным сроком возврата да еще обесцененными деньгами ввиду постоянной инфляции западных валют.  Таков рецепт лечения «голландской» болезни, предлагаемый западной экономической мыслью.

На самом деле причина вовсе не в богатстве природных ресурсов, не в излишке поступающей валюты, а в самом финансовом механизме, при котором эти валютные средства поступают на внутренний валютный рынок, делая более «твердой» национальную валюту. Причина состоит в слишком тесной связи между внутренней и мировой финансовыми системами. И значит надо эту связь если и не разорвать, то, по крайней мере, ослабить

И это можно легко осуществить при использовании единой мировой валюты. Для этого требуется только осуществить допуск мировой валюты во внутреннюю экономическую жизнь страны. Не надо обязательно конвертировать мировую валюту в национальные деньги, а разрешить использование мировой валюты во внутреннем обороте. Например, платить налоги прямо в валюте, платить зарплату работникам полностью или частично в валюте, покупать товары у отечественных предприятий за валюту. Этим самым резко уменьшится предложение валюты на внутреннем валютном рынке и, естественно, не будет падать ее стоимость и не будет «отверживаться» национальная валюта. И «голландская» болезнь просто исчезает. Причем одновременно валютные поступления никуда не «стерилизуются», а используются для целей экономического развития своей, а не других стран.

Но за это надо заплатить некоторую цену. Эта цена − переход на двухденежную финансовую систему. Надо менять даже Конституцию России, так как по Конституции Россия есть одноденежное государство с единой рублевой денежной системой.

Но так ли это внове? Есть множество государств, где спокойно ходят и национальные деньги, и валюты других стран. В СССР имела место частичная многовалютность. Существовали специальные магазины «Березки», в которых товары продавались за валюту. В России в девяностых годах прошлого века имела место многовалютность. В Европе до перехода на евро во всех странах  использовалась двухвалютная система – ЭКЮ и национальные деньги. Даже в Великобритании были периоды многовалютности. Только в США всегда использовались единые деньги. Это понятно, так как доллар и является мировой валютой. Впрочем, даже и доллар несет некий отпечаток мультивалютности, недаром ведь в качестве вполне официального понятия используется понятия «евродоллар». Но рубль не мировая валюта и цепляться за рубль как единственного и универсального представителя России в финансовом мире вряд ли есть смысл. Многовалютность чрезвычайно широко использовалось в мире ранее, распространена и в современном мире

Таким образом, все проблемы «голландской болезни» снимаются простейшим способом − переходом российской финансовой системы от одновалютного на двухвалютный тип. Этим самым снимается «проклятие природных ресурсов», и они начинают уже работать на Россию, а не на «дядю» из страны с конвертируемой валютой.  Думается, это стоит поправки в Конституции. Тема более, что вторая валютная система очень хорошо контролируема, так как она полностью безналична.

Инновационный путь развития

Россия превратилась в сырьевую страну. Производство высокотехнологичной продукции стагнирует. Правительство, Президент, все говорят о необходимости перехода на инновационный путь развития. Увы, пока из этого ничего не получается. Новые разработки, новые технологии по-прежнему плохо востребованы российским бизнесом и российской экономикой.

В чем же тут причина? И опять мы видим, что во многом причина лежит в современной финансовой системе.

Российская экономика в области продукции таких отраслей, как машиностроение, электроника, автомобилестроение и т.п. пока неконкурентоспособна на мировом рынке. Эти отрасли могут существовать только под крышей государственного протекционизма. Но в этих условиях исчезает стимул к развитию и совершенствованию. Если же протекционизм снять, то эти области промышленности погибают.

Итак, имеем дилемму: протекционизм консервирует отсталость, либерализация уничтожает высокотехнологическую промышленность. Третьего нет. Все попытки создания некоторого промежуточного «лифта», который позволял бы плавно, постепенно переходить к продукции мирового уровня, так и не привели к успеху. Инновационный путь развития пока остается скорее мечтой, чем основой реальной государственной политики.

Такой «лифт», который позволял бы российским предприятиям постепенно приближаться к мировому уровню, можно создать в условиях единой мировой валюты и двухвалютной системы.

Для этого разделим все предприятия на два класса. Класс «А» имеет исключительно валютные счета. Предприятия этого класса работают в сфере валютной финансовой системы. Они закупают продукцию за валюту, платят зарплаты и налоги за валюту, продают свою продукцию и услуги за валюту. Понятно, что это могут быть только предприятия, которые производят продукцию мирового уровня, ибо они находятся в конкуренции со всем мировым рынком.

Предприятия класса «Б» могут иметь и валютные счета, и рублевые. Они могут покупать и продавать как за рубли, так и за валюту. Но налоги платят в рублях. Предприятия класса «Б» не могут устанавливать дискриминацию по видам платежей. Покупатель класса «А» будет, естественно, покупать за валюту. Но покупатель класса «В» может свободно выбирать, как ему платить − в рублях или в мировой валюте. Таким образом, эти предприятия могут продавать свою продукцию за валюту, если у них есть продукция соответствующего качества. Та же продукция, которая не соответствует мировому уровню, но имеет спрос на внутреннем рынке, продается за рубли.  Таким образом, эти предприятия могут работать в рублевой сфере, но постепенно по мере роста качества производимой ими продукции или услуг и роста объема валюты в стране они могут начать продажи в валютной сфере. Это можно делать постепенно. Причем важно, что вовсе не обязательно вывозить экспортную продукцию за пределы страны. Продажа за валюту продукции внутри страны есть «экспорт без пересечения госграницы». Ясно, что такой экспорт уже не регулируется законами иных стран. Это «внутренний экспорт». Он, естественно, может иметь меньшие цены, так как не облагается таможенными пошлинами и сборами, не подвержен проверкам на демпинг и т.д.

Но когда объем валютных поставок становится определяющим, то предприятие может перейти в класс «A». Это каждое предприятие делает свободно.

Итак, мы получаем реально действующий финансово-экономический механизм инновационного развития. Предприятие заинтересовано в работе на мировом уровне, но к этому можно идти постепенно, улучшая продукцию, увеличивая объемы валютных продаж. Причем сначала предприятие выходит на внутренний валютный рынок, который является как бы промежуточным между внутренним рублевым и мировым, на этом рынке цены не очень высоки. А уж далее можно выходить и на открытый мировой рынок. Так действует «инновационный лифт». Внутренний валютный рынок есть как бы приготовительный класс для выхода на открытый мировой рынок.

Все иностранные предприятия автоматически получают класс «А». Они работают только в валютной сфере, платят налоги и зарплату в валюте, продают свою продукцию на российском рынке за валюту. И это выгодно тем, кто вкладывает капиталы в российскую экономику. Ведь они работают в валютной сфере, но используют более дешевую российскую рабочую силу, покупают за валюту российские товары по гораздо более низким ценам, наконец, оплачивая труд своих работников валютой, они этим самым создают и своих валютных покупателей. Таким образом, эта система будет стимулировать привлечение иностранных капиталов в страну.

Предприятия бытового обслуживания − магазины, гостиницы, парикмахерские и рестораны. также могут быть класса «А» и класса «Б». Таким образом физические лица, имеющие валютные средства, могут выбирать − использовать ли им эти средства прямо в валютной форме, либо конвертировать их в рубли и использовать в рублевой сфере. Аналогично никто не препятствует гражданам и иными денежным лицам конвертировать рублевые средства в валюту. Таким образом, никакого ущемления ни граждан, ни предприятий по праву использования валютных средств нет.

Проблемы инфляции

Проблема инфляции вновь выходит на первый план. И мы вновь покажем, что предлагаемая финансовая система позволяет решить и эту проблему достаточно эффективно. Но для этого нужно разработать новый валютно-рублевый механизм конвертации.

Финансовая практика и теория знает два конвертационных механизма. Первый механизм − это механизм жесткой привязки внутренней национальной валюты к некоторой мировой. Курс устанавливается административным образом. Это распространенный конвертационный механизм. Например, все страны Балтии до вступления в Европейское сообщество жестко привязывали курсы своих национальных валют к марке ФРГ. Другой конвертационный механизм − рыночный. Курс устанавливается на торгах на валютной бирже. Такой механизм используется в настоящее время в России.

Предлагается новый конвертационный механизм, который совмещает оба вышеуказанных механизма, который можно назвать административно-рыночной конвертацией − АРК.

В этом механизме курс скупки валюты банками (обмен владельцами валютных средств на рубли) устанавливается административно, причем раз и навсегда и никогда не будет меняться. Например, гражданин или предприятие, заработавшие валюту и конвертировавшие ее в МДС желает обменять эти средства на рубли. Это можно сделать свободно по строго фиксированному и неизменному курсу, устанавливаемому Банком России однажды и навсегда. Имеем административную сторону механизма конвертации. Но обратная операция продажи валюты банками физическим и юридическим лицам осуществляется уже по рыночным ценам, и курс зависит от спроса и предложения валютных средств.

Возможность свободного использования валютных средств приведет к росту валютных средств внутри страны. Но только желающих ее конвертировать в рубли будет не очень много, так как гораздо выгодней ее использовать напрямую. Поэтому предложений на продажу валюты будет не очень много. А спрос, естественно, будет достаточно высок как со стороны физических лиц, так и со стороны предприятий и учреждений. Не все смогут валюту зарабатывать. Поэтому курс продажи валюты будет высоким.

Ясно, что между курсом скупки валюты и курсом ее продажи будет существовать разница. Причем эта разница будет тем больше, чем больше потребность в валюте и меньше ее предложение. Очевидно, что эта разница в начальный момент может быть весьма велика  и может составлять десятки процентов. Из этой маржи определенная часть пойдет банкам, но большая часть должна идти в доход бюджета.

Что мы получаем в результате?

Так как мировая денежная единица основана на корзине всех валют высокоразвитых стран, то она имеет более высокую стабильность, чем все эти «парциальные» валюты. Таким образом, внутренний валютный рынок будет иметь очень высокую ценовую стабильность, цены на нем будут соответствовать средним ценам мирового рынка. Фактически, более стабильной валюты и существовать не может.

Но курс рубля также достаточно жестко привязан к курсу международной единицы, в результате чего и рубль становится очень стабильной денежной единицей. При этом рублевые цены окажутся как бы зажаты между мировыми ценами при конверсии рубля по верхнему и по нижнему курсу. При повышении рублевых цен может оказаться выгодным менять рубли на валюту по низкому курсу обмена и осуществлять импорт. При понижении рублевых цен может стать выгодным экспорт. Таким образом, получается ценовой люфт, в котором окажутся зажаты рублевые цены ценами мирового рынка.

В то же время внутренний производитель, работающий на рублевом рынке, получает определенные преимущества за счет существования большой щели между валютными курсами продажи и покупки. Эта разница создает условия благоприятствования российскому производителю на рублевом рынке, что эквивалентно тому, как если бы импортные товары на российский валютный рынок поступали без таможенной пошлины, а на рублевый уже с пошлиной. Действительно, для осуществления импортных поставок на рублевый рынок необходимо будет осуществлять конверсию получаемых на рублевом рынке рублей в мировые валютные средства. А так как этот курс конверсии достаточно велик, то это вызывает необходимость повышенных цен на импортные товары, что как раз и создает для российских товаров на рублевом рынке режим благоприятствования. Таким образом, рублевый рынок оказывается в определенной степени защищенным, Т.е. имеем в одной стране два рынка. Один либеральный − это валютный рынок, второй − протекционированный − рублевый. Причем внутренний производитель может выступать и на том, и на другом рынке в зависимости от качества и спроса на свою продукцию. Этим самым создается возможность работать отечественным предприятиям на внутреннем рублевым рынке под защитой высокого обменного курса мировой валюты и одновременно создается стимул для выхода на валютный рынок, сначала внутренний, а затем и внешний. Причем и на валютном рынке российский производитель получает преференции, так как он не платит таможенных пошлин  и ему не надо ввозить товар издалека.

Итак, мы видим, что мы получае6м стабильные мировую и рублевую денежные системы с одновременными преференциями для отечественного производителя.

В настоящее же время имеет место странная ситуация в денежной системе России Иностранную валюту в России заработать невозможно, а вот купить – сколько угодно. Новый конвертационный механизм не препятствует покупке мировой валюты, но благоприятствует зарабатыванию ее. Причем зарабатывать мировую валюту можно как экспортом на внешние рынки, так и внутренним экспортом, т.е. поставкой товаров на внутренний валютный рынок. Это, в принципе, становится доступно всем производителям и всем работникам, где бы они ни находились − в Москве или в самых глухих городах и поселках и даже в деревнях, так как и сельскохозяйственные товары, особенно высококачественные и экологически чистые, тоже будут пользоваться спросом на внутреннем валютном рынке.. Главное − иметь высококачественный конкурентоспособный продукт. Вся страна становится открытым полем для зарабатывания валютных средств, а также их использования, как за пределами страны, так и внутри нее.

Декриминализация страны

Проблема криминализации России становится буквально центральной проблемой современной России. И в особенности проблема коррупции, которая поднята в качестве важнейшей политической проблемы Президентом России и Премьер-министром.

Введение мировых денег позволит быстро оздоровить страну и осуществить ее декриминализацию. Действительно, мировые валютные средства являются строго безналичными, они могут проходить только по именным счетам. Поэтому дача и получение взяток резко усложняются, а опасность раскрытия фактов получения или вымогания взяток резко возрастает. Ведь теперь взятка будет даваться не из рук в руки, а используя документальные свидетельства − платежные поруче6ния, записи в банках и т.д. Причем этот материал будет сохранять свою актуальность годы после самого осуществления коррупционного действия. Понятно, что это приведет если и не к полной декоррумпизации валютной сферы, то к значительному сокращению в ней коррупции. Но и рублевая сфера также будет существенно расчищена от коррупции. Рубль, возможно, сохранится в наличном виде. И возможность получения взятки из рук в руки и без свидетельств остается. Но ведь если речь будет идти о достаточно крупных и высокопоставленных чиновниках, то им, естественно, потребуются валютные средства. Но валютные средства конвертируются из рублевых исключительно с рублевого счета. И, значит, неизбежно потребуется «засветить» коррупционные рублевые средства в банке, а затем и в декларациях о доходах. Ясно, что это также станет препятствием для коррупционных действий.

В результате этого коррупция станет значительно более рискованным и более сложным в осуществлении действием, что по общему правилу ведет к ее уменьшению вплоть до полного подавления, как это уже произошло в некоторых странах (скандинавские страны, Сингапур, Австралия и др.), в которых безналичное денежное обращение стало подавляющим.

Но аналогичный механизм подавления будет действовать и на иные виды преступлений, связанные с движением денежных средств (наркобизнес, уклонение от налогов, незаконное предпринимательство, отмывание преступных капиталов и др.). В результате общая криминальная ситуация в стране существенно улучшится.

Деятельность банков

Банки в новой финансовой системе будут играть важнейшую роль. Теперь все банке получают право валютной деятельности. Всем клиентам валютный счет открывается в соответствии с их потребностями.

Отметим, что Центральный банк ведет мировую валюту, все внутренние денежные средства в мировой валюте через систему тех или иных корреспондентских счетов сходятся в Центральный банк. Он является и единственным распорядителем всех заграничных корреспондентских счетов в истинных валютах. Свои валютные заграничные счета он ведет, как правило, в банках стран − резидентов валюты. Например, долларовые средства размещаются преимущественно в банках США, евровалютные − в банках Европы, иеновые − в Японии и т.д.

Центральный банк конструирует мировую валюту и ведет ее, т.е. периодически (ежедневно или даже чаще) публикует курсы парциальных валют в мировой валюте. Это то же самое, как велась валюта ЭКЮ в Европейском валютном союзе. Разница лишь в том, что корзина ЭКЮ состояла из внутренних валют ЕВС, а корзина МДС основана на внешних валютах − валютах наиболее развитых стран мира. В принципе можно взять для этой цели валютную корзину специальных прав заимствования (СПЗ). Хотя, думается, предпочтительней создать свою валютную корзину, самим определить начальный номинал мировой валюты и самому ЦБР ее вести по данным мирового валютного рынка ФОРЕКС.

Банк России валютных кредитов никому не выдает. Этим самым гарантируется полная надежность мировой валютной системы. Количество валютных средств, которые может пропустить за пределы России Банк России, полностью соответствует количеству валютных средству на ее корсчетах  за пределами России. Дефолт России невозможен в принципе. 

Ввиду этого никаких банковских резервов Банку России не требуется, и он избавляется от всех собственных (принадлежащих ему на праве собственности) авуаров, Передает все эти авуары Правительству в его полное распоряжение. Возможность использования валютных средств на нескольких сотен миллиардов долларов позволит вложить их в самые важные инвестиционные программы. А ввиду того, что они будут использоваться непосредственно в валютном, а не в рублевом виде, на стабильности рублевой системы это никак не скажется, и ни рублевой, ни валютной инфляции от этого не возникнет.

Банк России валютные средства должен размещать в наиболее надежных западных банках. Причем часть средств может размещать на без- или низкодоходных текущих счетах, через которые будут осуществляться текущие платежи, а часть на доходных депозитных счетах. Вряд ли будет правильным создание так называемых «суверенных валютных фондов», т.е. фондов, которые создаются в настоящее время странами с избытком валютных средств для их более прибыльного вложения за границей. Эти фонды становятся головной болью Запада. Другое дело, что Правительство России может на базе принадлежащих ему средства создавать такие фонды. Тут уже несет риски лишь Правительство, а не вся денежная система страны, как это произошло при дефолте 1998 года. Получаемые доходы Банк России передает, естественно в бюджет.

Банк России страхует от валютных рисков всех пользователей мировых валютных средств. Например, при падении курса доллара по отношению к другим мировым валютам уменьшается его курс и по отношению к мировой валюте. Поэтому тот, кто внес на свой счет определенную сумму долларов, проконвертировав ее в валютные средства, получит при обратной конвертации уже большую первоначальной сумму долларов. Правда, при такой же операции с растущими валютами конечные средства могут оказаться меньше начальных. Но ведь совсем не обязательно вновь использовать те средства, которые вносились. Можно использовать и те валюты, которые подешевели. И в любом случае, волатильность валютных курсов Банка России по отношению в мировой валюте существенно ниже волатильности курсов на мировом валютном рынке.

Коммерческие банки ведут рублевые и валютные счета. Причем оба вида денежных средств ведутся по одним и тем же правилам. В частности, банки могут выдавать как рублевые, так и валютные кредиты по общим правилам кредитования. И использоваться валютные кредиты могут как внутри страны, так и за ее пределами. И за счет кредитной мультипликации появляется достаточно высокая насыщенность страны валютными средствами. Это, в свою очередь, ведет к уменьшению процентов по валютным кредитам. А ведь именно дешевый кредит есть залог здоровой экономики.

Заметим, что никаких претензий иные страны к России по поводу, якобы, эмиссии чужих валют предъявить не могут, так как эмиссии чужих валют нет, эмиссия (кредитная) осуществляется только внутренней российской валюты − мирового валютного средства. А кредитов и следовательно эмиссии реальных валют Россия не осуществляет, так как банк России, являющийся распорядителем всех счетов в реальных валютах в иностранных банках, кредитов никому не выдает. 

Государство и мировая финансовая система

В этой финансовой системе государство становится приобретателем мировых финансовых средств. Они получают валютные налоги от предприятий класса «А»,  таможенные платежи в валюте, доходы от конверсии рублей, доходы от размещения валютных средств Центральным банком и другие.

Эти валютные доходы правительство использует для различных инвестиций и прежде всего в инфраструктурные проекты, в поддержание сельского хозяйства, а также в выплату части заработной платы бюджетников и пенсий в валюте.

Кроме того, именно государство должно выделить определенные валютные средства для свободной их продажи за рубли, потому как частные владельцы валютных средств будут весьма неохотно их конвертировать в рубли, и потому для свободной продажи валютных средств будет явно недостаточно. Роль регулятора валютно-рублевой сферы, которую в настоящее время осуществляет Банк России, должно взять на себя государство (правительство). Фактически, именно правительство будет определять курс обмена валюты на рубли. Причем эта деятельность, вероятно, будет определяться законодателями в рамках бюджетного процесса.

Политические риски

Современная финансовая система является также источником политических рисков. Многократно мы видели, как Запад замораживал счета людей, фирм и даже целых государств. Фактически, это финансовое оружие. Оно применялось уже многократно. Например, против Ирана, Ирака, применяется в настоящее время против Белоруссии. Применялось против политиков и государственных деятелей. Завтра, если Россия не будет вести себя в соответствии с пожеланиями Запада, оно может быть обращено и против России путем блокирования и замораживания счетов российских компаний, Банка России, российских государственных и политических деятелей. Тем более, что это может осуществляться под прикрытием разговоров о криминализированности и коррумпированности страны. Это является средством шантажа чиновников, имеющих счета на Западе.

Поэтому стоит вопрос − можно ли выбить это финансовое оружие из рук Запада?

И это можно сделать. Но это требует уже совместных действий стран Содружества.

Для этого необходимо создать валютный союз, например, Международный валютный союз. Все участники этого союза должны использовать единую мировую коллективную валюту того типа, что описан в предыдущей главе. Предложенные выше Мировые денежные средства есть мировая валюта, а вовсе не российская, даже если курсы рассчитывает Банк России. Но этот расчет ведется по стандартных формулам на базе котировок мирового валютного рынка. Ясно, что эту валютную институцию могут использовать любые иные страны. Никаких односторонних преимуществ это России не дает.

Таким образом, Россия выступает инициатором создания Международного валютного союза. Обязанность членов этого Союза только в том, чтобы использовать в качестве мировой валюты единую коллективную валюту − мировое денежное средство.

Дополнительно создается Международный валютный банк. В этом банке открываются валютные корреспондентские счета всем центральным банкам членов Союза. Всю имеющуюся у стран валюту они размещают на этих корсчетах, которые ведутся, естественно, в МДС. Этот Международный банк в свою очередь становится распорядителем всех валютных средств в истинных валютах, которые он размещает на собственных счетах в иностранных банках. МВБ является лишь распорядителем этих денежных средств и размещает их в надежных иностранных банках с целью как осуществления с этих счетов реальных платежей иностранным контрагентам, так и для  получения доходов. Доходы, получаемые этим банком, распределяются среди стран − участниц Союза − пропорционально величине их средств в банке..

Сам банк никаких кредитов никому не дает, никаких собственных средств не имеет. Это расчетно-конверсионный банк. Он осуществляет конверсию иностранных валют в единые международные денежные средства и осуществляет денежные расчеты между клиентами в Союзе и внешними клиентами. Однако, никаких собственных «резервов» этот банк не имеет.

Таким образом, вне валютного Союза все деньги денежных лиц Союза − граждан, фирм, самих государств лежат на обезличенных корреспондентских счетах Международного банка. А так как этот банк, естественно, хранит банковскую тайну, то никакой информации о средствах отдельных денежных лиц на Западе уже нет. И любое действие, например, замораживание счетов этого банка, есть действие против не отдельных лиц или государств, а против всего Союза, почти равносильное объявлению войны Союзу и всем его членам. Этим самым политические риски сводятся к минимуму, денежные средства как отдельных денежных лиц, так и целых государств становятся уже недоступными для воздействия на них со стороны стран Запада, в том числе и США. 

Международный банк становится при этом самым крупным в мире распорядителем денежных средств в денежно-банковской сфере высокоразвитых стран. Общий объем всех корреспондентских счетов может составить несколько триллионов долларов. И результат появления такого сверхкрупного «игрока» в  банковской сфере высокоразвитых стран может иметь последствия, о которых сейчас пока трудно говорить. Но в любом случае, это те деньги, которые эти страны эмитировали в течение десятков лет и которые они использовали для приобретения ресурсов и товаров.

Стратегическая цель финансового развития

Какова же стратегическая цель этих финансовых преобразований? Напрвление этой деятельности есть… ликвидация рубля и рублевой денежной системы.

На первый взгляд это кажется просто чудовищным. Рубль есть символ России, основа ее идентичности. И уничтожение рубля для некоторых может показаться почти уничтожением России.

Но вспомним, а разве франк не был символом «французскости», марка − «немецкости», лира − «итальянскости», крона − «чешскости». И все эти страны без больших сожалений отказались от своих национальных символов. Так что и нам не стоит слишком цепляться за свой рубль. На смену национальному рублю должны придти мировые деньги, свободно принимаемые во всем мире.  Причем деньги безналичные, т.е. принципиально некриминогенные. Это будет означать переход в иной мир.

И нужно заметить следующее. Эти перемены целиком основаны на новых информационных и финансовых технологиях и были невозможны еще пятнадцать-двадцать лет назад.  

Заключение

Итак, мы показали, что реформа денежной системы России позволит решить множество проблем и вывести ее на передовые позиции в мировом экономическом и социальном развитии. Причем необходимые действия практически все в той или иной части апробированы советской и мировой практикой. Никаких материальных затрат эти финансовые преобразования не требуют. Наоборот, они станут источником многомиллиардных бюджетных поступлений.

Вкратце напомним, что же надо реально сделать.

1.                          Ввести единую мировую валюту на базе корзины национально-мировых валют и установить обязательное использование ее для ведение валютных счетов.

2.                          Разрешить использование валютных средств во внутренней экономической деятельности.

И это практически все. Остальное, о чем говорилось выше, будет делаться уже автоматически в силу новых условий и обстоятельств.

Результатом станет возрождение России как ведущей мировой державы.



[1] Юровицкий Владимир Михайлович, www.yur.ru, к.э.н., член-кор. Международной академии информатизации, преподаватель МФТИ, РГСУ, специалист в области теории денег, автор монографий «Новые деньги для России и мира» (совместно с В.В.Жириновским), 1998, «Эволюция денег», 2004, «Денежное обращение в эпоху перемен», 2007.