Владимир Юровицкий:
АВТОДОСЬЕ
List Banner Exchange << Баннер
LBE
 <<< Оглавление Главная страница Гостевая >>> 


ЖИЗНЬ ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Бизнес и банкротство. Суета в Латвии.Продолжение работ по теоретической и
политической финансии. Начало публикации финансовых работ.
1987 – 1991.

А теперь немножко о событийной канве "жизни в перестройке". В самом начале процесса увеличения индивидуальной экономической свободы в стране, сразу же после принятия Закона об индивидуальной деятельности и еще даже до принятия Закона о кооперации в середине 1987 года я организовал и зарегистрировал первый, видимо, в стране кооператив по компьютерным услугам "ЭЛКОМПУС". Сначала я зарегистрировал его при своей организации и предлагал совместно использовать имеющийся компьютер для этой цели в общих интересах, ибо в то время в городе было буквально три-пять компьютеров, и потребность в такого рода услугах была очень велика. Но разыгрался самый настоящий шабаш. "Как, Юровицкий будет обогащаться на нашем компьютере!". Началась дикая травля, письма в КГБ, в парторганы, в ОБХСС, болезнь "красных глаз" протекала в столь острой форме, что меня в конце концов с треском выперли с работы, единственного квалифицированного программиста, программы которого уже работали и приносили пользу и чуть ли не половину всех доходов вычислительного центра. Кооператив оказался без поддержки каких-либо финансовых структур, это и привело в дальнейшем к его краху. Когда в конце 87 года я был приглашен на I Всесоюзное совещание по правовым основам информатики в Москве, я там был чуть ли не единственным кооператором в сфере компьютерного бизнеса. На совещании я сделал доклад по проблеме авторского права в области программирования - опять мною предлагалась система регулирования программистской интеллектуальной собственности, основанная именно на особенностях страны, а не на "мировом опыте", я резко выступил против регулирования этого права на основе западной системы "копирайта", как малоэффективной в условиях нашей страны. Доклад вызвал интерес, даже был удостоен третьей премии на конкурсе докладов, в дальнейшем опубликован в журнале "Электронизация в народном хозяйстве", N 1 (выходил ли он дальше и выходит ли сейчас - не знаю).
В качестве достаточно крупной коммерческой акции, проведенной мною с помощью кооператива, отмечу культурно-коммерческую выставку "Иомудский ковер", которая проходила в Доме художников РСФСР на Тверской в феврале 1988 года, о ней было даже несколько сюжетов по телевидению. Правда, там же мне впервые пришлось близко столкнуться с кооперативным мурлом, с откровенным гангстеризмом и надувательством, которые заполонили частный бизнес, по крайней мере, в Москве. Было еще несколько проектов, однако, по большей части, меня ждали в этой области провалы, причем самого непредсказуемого и обидного характера. Многие мои проекты, к сожалению, опережали время, поэтому у меня они и заканчивались ничем, а через некоторое время на них делались миллионы, но уже другими. Первым в стране я пытался создать коммерческий банк, когда я обходил с этими предложениями инстанции Госбанка и других банков они оказывались ошарашенными. Через некоторое время после моей неудачи эти банки поперли как грибы из-под земли. Известно, что одной из наиболее выгодных операций является конверсия рублевых кредитов в валюту и их деконверсия. Прибыль на этой операции исчисляется тысячами процентов. Такую операцию я разработал еще в восемьдесят восьмом, тоже, видимо, одним из первых в стране. Увы, и здесь меня подстерег крах, причем когда уже все было почти готово запрет наложил лично Управляющий Промстройбанка СССР, а через некоторое время такие операции уже с миллиардными суммами пошли полным ходом - наиболее известна сорвавшаяся операция Фильшина. Много мною было разработано и других проектов, но все почему-то в последний момент лопалось. Какая-то странная направленность мистического свойства в этом прослеживается. И наиболее обидный провал меня ожидал в Латвии.
На основе общей системы финансовых преобразований в стране и даже в рамках международного финансового союза мною была разработана локальная подсистема - финансовая система отдельных республик и регионов. Материалы об этом разосланы мною были по всем республикам, но откликнулись только латыши. В 1989 году они меня официально пригласили в Ригу для обсуждения. Мы с женой прибыли в Латвию как желанные гости, нас прекрасно приняли, предоставили номер-люкс в гостинице "Рига". В Прибалтике было еще полно продуктов, карточек не было, это было последнее лето "прежней жизни". И то, что мы его провели в Прибалтике - объехали Латвию, Литву, Эстонию - прощались с великим Союзом Советских Социалистических республик - это было... одним словом, хорошо. Пригласил меня лично Ян Аболтиньш, в то время он был зампред Госплана Латвии, сейчас он министр экономики. Я сделал доклад на небольшом совещании в присутствии важных чиновников Госплана, Минфина, Госбанка, и всеми было признано, что эта финансовая система чрезвычайно интересна. Как впоследствии говорил Ян Аболтиньш - единственно, что нас смущает, что она слишком хороша и не видно недостатков. А такого не бывает ведь. Мною был заключен первый договор на разработку эскизного проекта республиканской финансовой системы Латвии на пять тысяч рублей. Такой проект я вскорости предоставил и деньги были выплачены. Встал вопрос о разработке полного пакета документов по новой финансовой системе. В это время я знакомлюсь с г-ном Андерсом Нильсоном, главой представительства "Свенска Хандельсбанкен" в Москве. Я знакомлю его со своим проектом региональной финансовой системы для Латвии, он был страшно заинтересован и высказал свое твердое убеждение "Эта система будет работать". И "Если это удастся, то это будет Нобелевская премия по экономике". В дальнейшем он за свой счет ездил в Ригу и убеждал правительственные органы взять на вооружение эту финансовую систему. Конечно, в этой системе он надеялся на место и для своего банка. В конце 89-го между мною и Яном Аболтиньшем был подписан договор по разработке полной документации по новой финансовой системе, стоимость по договору была установлена в 100 тысяч рублей. Эти деньги министр обещался перевести на счет кооператива в течение месяца. Но проходили месяц за месяцем, деньги не поступали. На мои звонки Ян Мартынович утверждал, что вот-вот, со дня на день, что они страшно заинтересованы в этой финансовой системе, что они уже отправляли материалы на экспертизу в ФРГ, Англию, что уже заказаны даже компьютеры и программы под эту систему в Англии и т.д., но все это так и оказалось впустую. Худшие опасения по вектору развития Латвии на путях "самостоятельности", которые мы с ним детально обсуждали в восемьдесят девятом, стали реальностью, у него не хватило смелости и энергии выступить против малограмотных экономистов и финансистов ("Мы убедились, что в Латвии нет грамотных финансистов, потому мы и обратились к вам", - так сказал он еще при первой встрече), стремящихся иметь все атрибуты "государственного величия". Они их получили. Вместе с голодом, нищетой, безработицей, социальной напряженностью, вместе с маленьким ГУЛАГом размером в одну Латвию. А если бы он был чуть энергичней, чуть мужественней и ответственней перед собственным народом? Ведь то, что "будет" - он это как практик прекрасно понимал. Уверен, что Латвия уже была бы на пути к процветанию. Увы, нужна была гражданская смелость, а ее и не оказалось. А заодно лопнул и мой кооператив, так как затраты на поездки куда больше оказались, чем первый ничтожный доход, а оплата так и не пришла. Министр надул.
В связи с этим мне вспоминается случай, произошедший со мною в Риге во время моего сотрудничества с Госпланом Латвии в восемьдесят восьмом году. Возле памятника Свободы в Риге постоянно собирались небольшие митинги, где латыши, по преимуществу, показывали всем фотографии магазинов буржуазной Латвии, полные колбас и других продуктов. "Если мы станем независимыми, - горячились ораторы, - мы будем жить как в Швеции, как в Финляндии". Я подошел и решил спросить оратора: "Но почему вы так уверены, что будете в независимости жить как в Швеции, а не как в Румынии, Албании или Бангладеш?". После этого вопроса мне пришлось спасаться бегством, ибо окружающие оратора люди чуть не избили меня за этот только вопрос. Увы, можно иметь ослепительные витрины, полные магазины, а у этих магазинов могут умирать с голоду люди. Именно об этом я пытался предупредить, объяснить гражданам Балтии те опасности, которые ожидают их при переходе к независимости в своем открытом "Письме к гражданам Балтии", которое я разослал по всем балтийским газетам и журналам, правительствам республик, в газеты и журналы Москвы. Увы, никто даже не только не осмелился напечатать, даже откликнуться не пожелал.
Кооператив пришлось закрыть. И два последних года я сижу, к сожалению, на иждивении жены, изредка пробавляясь гонорарами за свои публикации и некоторой поддержкой сивого "Энгельса" - Закира Рзаева, с которым мы заключили договор на издание книжки "Первая тайна", и в счет будущих доходов он иногда помогает мне. Не принесла финансового успеха и изданная за счет собственных средств в ашхабадском издательстве "Магарыф" книжка "О Маше и Пете". Для публики она все еще "слишком".
В последний год удалось опубликовать несколько статей по проблемам финансовых преобразований и теоретической финансии. Наиболее крупная работа - "Коммунизм - будущее человечества" в журнале "Изобретатель и рационализатор", N 1,2'91. Правда, журнал сопроводил ее крупной разносной статьей в N 4 некоего Львова, который попросту ничего не понял, а в основном критиковал ее из антикоммунистических идеологических соображений. Мой ответ журнал отказался опубликовать. Фактически, журнал испугался собственной смелости. К тому же статья редактировалась без моего участия и потому оказалось много ошибок и неясностей.
Сейчас все надеются на западных специалистов, надеются на Леонтьева, на Деллора, Столярю и многих других оракулов и пропагандистов западного образа мысли. Но ведь западные специалисты ничего в советской, социалистической реалии не смыслят. Более того, зачастую они плохо понимают реалии собственной финансовой системы. Именно для развенчания упований на западную мысль я и написал работу "Общеевропейская валюта. Реальность или утопия?", в которой показал, что никогда и никакой общеевропейской валюты не будет, а все эти проекты как "корзинного ЭКЮ", так и "твердого ЭКЮ" (за одним проектом стоит Жак Деллор и Коль, за другим Мэйджор) есть чистые утопии.
По поводу термина "коммунизм" мне хотелось бы сказать следующее. Коммунизм - это ни что иное как социальная организация общества без денег. Коммунизм не химера, не какое-то будущее. Он вечен. Коммунизм был, есть и будет, как способ общественной организации малых социумов. Даже в тюремной камере может быть коммунистическая организация быта. Что уж говорить о монастырях, всякого рода экспедициях, коммунах, кибуцах и т.д. В этом и состояла главная ошибка коммунистов, что, они способ организации малых социумов, бесспорно, наилучший, захотели распространить на большие социумы. Большое и высокоразвитое общество не может жить без соответствующей информационной структуры, которую реализует денежно-финансовая система. Тогда почему же я взял этот термин на вооружение? Дело в том, что электронные деньги - это деньги без... денег. Нет наличности. Деньги и есть, но их нельзя пощупать, они уже превратились в чистую информацию. А раз так, то почему бы и не назвать, что это и есть реализация мечты общества без денег, т.е. "коммунизм". Пусть несколько не такого, как предполагалось ранее, пусть это будет хотя бы "неокоммунизм". Есть и еще целый ряд характерных признаков организации общества в условиях электронных денег, которые прямо корреспондируются с представлениями о коммунизме. Всего лишь один пример. Коммунизм, по мысли классиков, может быть только всемирным. Оказывается, что и чисто электронная финансовая система может быть только и только всемирной. Введение в России, в СССР, в Финансовом Союзе чисто электронной финансовой системы с неизбежностью вызовет мировую экспансию этой системы, создав за короткий (исторически) срок единую мировую финансовую систему. Очень скоро окажутся вытеснены и поглощены доллары и марки, фунты и стерлинги, и рубли тоже. Так что и здесь мы видим большое сходство с идеями коммунизма. Коммунизм - общество "высокой нравственности и морали". Но электронные деньги как раз и создают эту мораль своим тотальным контролем, практической невозможностью совершения финансовых преступлений. Общество поневоле становится моральным, если в нем трудно совершить преступление. И легкость совершения преступлений, их безнаказанность, трудность борьбы и выявления их разрушает любую мораль. И, последнее, можно было бы назвать эту общественно-политическую систему как угодно. Я ее открыватель и имею на это полное право. Но ведь советский народ осуществлял кровавую революцию под знаменем коммунизма, за эту идею он вытерпел неимоверные страдания. Так пусть он (коммунизм) и будет. Пусть не напрасны окажутся все жертвы. Пусть народ окажется прав. И "коммунизм" действительно грядет. А то, что он несколько иной, чем предполагалось и писалось - ну и что? В конце концов все меняется и оказывается другим в реальности.
Другие публикации - "Чтобы выжить, надо отнять финансы у государства" в газете "Голос", N 22'91. В ней описывается собственно финансовая институция электронных денег. В газете "Бизнес и банки" помещено две статьи по теоретической финансии, в первой "Корзинные валюты как способ ведения счетов" описывается институция корзинных валют. Это имеет прямое отношение к проблемам финансовых преобразований, ибо новая финансовая система должна быть именно мировой корзинной валютой. В N 44'91 "БиБ" помещена статья "Товарные квазивалюты и клиринг: современный подход", в которой показывается, как осуществлять торговлю между странами, не имеющими собственной конвертируемой валюты. В журнале "Компьютер и мы", N 2'91 помещена небольшая статья об электронных деньгах, представляющая собою выжимку из статьи в "ИРе". И еще масса статей лежит по самым различным издательствам, журналам и газетам. Но подавляющая часть работ, несколько томов, все еще лежит в моем столе - по налогам и таможенной системе, по банкам и электронным биржам, по амортизации и системе кодирования банковских счетов, по проблеме ЭКЮ и СПЗ, по... много по чему, ожидая часа, когда все это станет нужным. Ведь новая финансовая система - это гигантский объем новой информации, не меньший, чем, к примеру, по новой (например, квантовой) механике.
Для понимания роли финансов в современном мире приведем пример из области компьютерной информатики. Это необходимо, потому что до сих пор в этой области имеются и внедряются в общественном мнении совершенно ошибочные представления. Наверное, многие еще помнят выступление небезызвестного Гавриила Попова на Первом съезде народных депутатов, где он заявил, что "финансы - градусник под мышкой экономики". Другими словами, что финансы лишь регистрируют расстройство экономической системы, но никак на это расстройство не влияют. В этом и есть самое большое заблуждение.
Всем известно, что существуют компьютеры - "железо", "материя" компьютерной информатики, и программы, представляющие собою информационную идеальную часть. "Железо" есть базис, программы - надстройка. Иногда еще говорят о "хардвере" (твердом, материальном продукте) и "софтвере" (мягком, интеллектуальном, информационном продукте). Однако, далеко не всем известно, что между железом и программами существует еще тонкая "прослойка" - операционная система. Именно операционная система осуществляет связь (интерфейс) между программой и материальными средствами компьютерно-информационной системы. Через операционную систему осуществляется и связь (интерфейс) между программами. Конечно, операционная система тоже программа, но программа особого рода. Если общий массив программного обеспечения в сфере компьютерной информатики составляет миллионы единиц программного продукта, то операционных систем буквально считанное количество. Объем операционной системы по сравнению с общим объемом программного продукта буквально ничтожен. Но роль ее необычайно велика, хотя многие пользователи часто вообще не "видели" ее, не имеют вообще к ней никакого отношения. Расстройство операционной системы ведет к сбоям в работе всех программ, недостатки ее отражаются на всех программах.
Если мы перейдем к экономической системе, то роль компьютерного хардвера переходит к реальным материальным средствам производства - станкам, материалам и пр., роль программ - это экономические структуры, организующие всю эту материю в общественное производство. А вот финансово-денежная система, обеспечивающая интерфейс между отдельными предприятиями, между отдельными элементами внутри предприятия, между предприятиями и обществом и т.д. - это и есть аналог операционной системы в компьютерной информатике. И эта аналогия позволяет многое понять и для самой экономики и влияния на нее денег.
Можно ли работать на компьютере без операционной системы или с плохой операционной системой? Конечно, можно. Но только тогда можете не ждать красивых и удобных программ. Не ожидайте тогда программ с красивыми рамочками, с разветвленной системой помощи, с удобными и легкими операциями. Ибо большую часть времени и сил у программиста займет описание взаимодействия программы с устройствами компьютера - дисками, дисплеем, принтером и прочее, на то, чтобы обнаружить ошибки в этих описаниях и т.д., а на то, чтобы удовлетворить запросы пользователя у него не останется ни сил, ни желания. Одновременно и программы станут, как правило, несовместимыми друг с другом, каждая программа будет устанавливать свой формат входных и выходных данных, и обмен данными станет невозможен. Другими словами, программу создать возможно, но невозможно создать информационно-программную систему.
Отметим следующий момент. В условиях отсутствия или плохой операционной системы как грибы растут частичные заменители операционной системы - системные утилиты, которые позволяют установить связи между различными программными продуктами и выполнять другие системные функции. Здесь есть полная аналогия с ростом бирж в стране, которые также пытаются осуществить то, что должна была бы сделать денежно-финансовая система. Вот почему в мире с хорошей операционной системой, т.е. хорошими деньгами, бирж немного, и они исполняют сугубо локальную функцию. У нас же при распаде операционной системы, извиняюсь, денежно-финансовой, эти биржи растут как грибы после дождя, ибо они пытаются "заменить" своими средствами то, что должно быть рутинной операцией в хорошей операционной среде.
Итак, хорошую финансовую систему, как и операционную систему в компьютере, не заменишь ничем. Не может быть хорошей экономики без хороших финансов. И в системе приоритетов с чего начать подъем экономики ответ очевиден - с финансов. Ибо, мы видели на компьютерном примере. Как бы ни была сложна операционная система, она несоизмеримо более проста, чем весь тот объем программного продукта, который она обслуживает. И в то же время для создания операционной системы нужны специалисты особой высокой и редкой квалификации, даже хороший программист - создатель пользовательских программ - не способен работать в области системного программирования. Но именно через операционную систему пролегает магистральный путь развития в области компьютерной информатики. Хорошая ОС позволяет во многом нейтрализовать недостатки собственно компьютерной техники. Можно прямо сказать, лучше хорошая ОС на не самом хорошем компьютере, чем плохая даже на самом быстродействующем и прогрессивном, ибо все равно плохая ОС не позволит вам использовать эти достоинства самого компьютера.
И здесь мы также видим, что невозможно подвести базис хорошей ОС под весь программный продукт. Это может быть сделано последовательно. Только последовательно можно переводить программы одна за другой в новую операционную среду, их невозможно перевести сразу и каким-то указом. И неизбежно время, когда рядом с одной ОС должна функционировать и другая, старая ОС, когда должны существовать некоторые вспомогательные средства - утилиты - для перехода от программных продуктов, написанных в различных средах. Но очевидно же, что хорошая ОС с неизбежностью вытеснит со временем все остальные, хорошая ОС не знает национальных границ, ничто не может остановить хорошую операционную систему. История триумфального шествия по всему миру таких операционных систем как MS-DOS или UNIX хорошо это показывает. Именно операционная система, а не само компьютерное железо объединяет всю компьютерную информатику в единый мир, простирающийся от Японии до Норвегии, от СССР до африканских джунглей, в которых стоит хотя бы один компьютер.
Великой заслугой большевиков и прежде всего Владимира Ленина в начале двадцатых годов (до сих пор плохо осознанной), когда страна лежала в разрухе после братоубийственной гражданской войны, когда в стране воцарилась досредневековая дикость и даже людоедство, они поняли, где лежит та мистическая живая вода, окропив которой можно было бы воскресить труп мертвеца, при жизни звавшегося Россией. Этой живой водой были финансы. И хотя сами они почти ничего в сфере финансов не понимали, но они пригласили специалистов, Юровского и Сокольникова, которые и смогли создать и запустить новую финансовую систему - систему золотого червонца, который и спас страну. А вовсе не какие-то указы и декреты (например, о продналоге), как это сейчас представляется. И сейчас мы оказались буквально до смешного в той же ситуации, что и большевики на исходе гражданской войны. И их опыт выхода из разрухи сейчас важен, как никогда. Сейчас необходима та же самая стратегия, но уже наполненная новым содержанием, ибо изменился мир и изменилась страна. И вот это новое содержание и есть предмет моих разработок в течение более двадцати лет.
В этом году в журнале "ИР",N 8'91 вышел также мой материал "Космическое протезирование", основанный на интервью с зам. главного конструктора НПО Энергия" доктором В.П.Легостаевым. Сейчас я пытаюсь создать совместно с этой фирмой совместное товарищество "Институт космической механики", в котором можно было бы заняться углубленной разработкой проблем космической механики для следующего этапа развития космонавтики, которая в некоторой степени переживает период стагнации.
Пытаюсь пробить и другие коммерческие идеи по компьютерным разработкам, по финансово-рыночной информатике и информации, но пока что все очень туго поддается, новый советский бизнес-класс нацелен на то, чтобы получить немедленные прибыли, идеология его пока что, в основном, "урвать и бежать". Тем более сейчас, в период распада всего и всея. >>

 

 <<< Оглавление Главная страница Гостевая >>>